Или становись на якорь или

Только на этой пересортице за рейс

— Надо знать, на что капитан способен.

— Взаимные контакты и взаимная помощь.

Ответы дополняют друг друга.

Мне пришлось побывать на семинаре судоводителей. Аварии с судами АМП — это в основном посадки на мель, 80% их приходится на Керченский пролив. В чем же дело? Оказывается, в ненастную погоду из Жданова суда выходят при помощи БРЛС. Через несколько часов они у Керченского пролива. Там БРЛС нет. Или становись на якорь, или иди — проход сложный. Одни, конечно, проходят, другие — стоят. Простои в тумане длительные. А ведь Ждановский канал и Керченский пролив — одна магистраль. Оборудовать БРЛС на канале, не установив ее в проливе, все равно, что на одну ногу надеть сапог, оставив другую босиком. И это, разумеется, имеет прямое отношение к эксплуатации флота.

По предложению группового диспетчера Г. Солтановского, мы встретились с капитанами теплоходов «Смена» и «Комсомолец» В. Носыхиным и Р. Ахметовым.

Оба судна около месяца простояли у причала в ожидании ледокола. Оба капитана говорят о трудностях с бункером, в частности с его номенклатурой. По норме суда жгут 80% моторного и 20% дизельного топлива. Но очень часто такой раскладки не получается. Вместо моторного бункерные базы снабжают дизтопливом. Во избежание длительных простоев приходится брать что дают, Во время последней бункеровки оба судна приняли по 200 т дизтоплива взамен моторного. А первое дороже второго почти вдвое. Только на этой «пересортице» за рейс каждое судно теряет примерно по 6 тыс. руб.

Другая проблема — недоиспользование мощности. Паспортная скорость «Смены» и «Комсомольца»—16,7 узла. На практике значительно меньше. А расход топлива такой, как если бы они ходили с проектной скоростью. Около 20 тыс. руб. теряет на этом каждое судно за средний рейс. Групповой диспетчер подтверждает несоответствие между паспортной и фактической скоростями. И это санкционировано техническим отделом пароходства.

 

Оба капитана убеждены, что «экономика рейса» во многом зависит от них и от группового диспетчера. Мои собеседники хорошо знают друг друга, приводят достаточно примеров делового сотрудничества. «Помнишь, как мы сработали по фосфату?», «Здорово получилось. Хорошо заработали». Много интересного. Но много и наболевшего.