Все оставшиеся обучаются военному делу

Тем не менее книга представляет большой интерес. Полезны рекомендации по снижению валютных расходов советских судов в иностранных портах.

Книга легко читается и содержит большой объем сведений, нужных для работников морского транспорта.

Председатель судового комитета парохода «Агитатор» Леонид Турутович, он же автор стихов и газетных заметок, печатаемых под псевдонимом Владимира Ричиотти, морщась от головной боли, пытался читать. Турутович-Ричиотти еще не совсем оправился от контузии, полученной во время столкновения их продотряда с кулацкой бандой. Тогда Леонид, г» ж а в канаве у дороги, отстреливался. Граната упала перед самым носом. Она отчаянно шипела, выпуская острую синюю полоску дыма. Успел ее отбросить. Взорвалась рядом. Осколки прошли над самой головой. Очнулся в телеге. Она тряслась, но вокруг стояла тишина. Рядом с телегой шли люди. Они шевелили губами, раскрывали рты, словно зевали. И ни звука.

А сейчас он слышит, как с берега доносятся команды: «К ноге! К бою. Штыком коли! Прикладом бей!». Все оставшиеся в Петроградском порту моряки, грузчики и служащие обучаются военному делу. На столике перед Ричиотти — строчки стихов на клочке оберточной бумаги. Над ними еще надо работать. В них не совсем ясен смысл, но есть главное — чувство.

Леонид отрывается от бумаги, смотрит на обезлюдевшие причалы, на оборванных усталых грузчиков, неумело держащих в руках винтовки, и думает о том, что врагу легко их взять. Но они будут драться до последнего патрона. Штыком, ножом или палкой. Они готовы утопить интервентов в собственной крови, лишь бы не отдать ключей от собственного дома.

Сейчас для Петроградского морского торгового порта стоило бы неимоверных усилий разгрузить какой-нибудь трехтысячный пароходишко.

Но пароходы мертвы. Только «Хектос» и «Веверлей» возят в Кронштадт уголь для военного флота.

Вошел вахтенный и сказал:

— Товарищ Турутович, срочно на «Анадырь» к комиссару.

Часовые у трапа на «Анадырь» документы проверяли тщательно, только разве не нюхали и не пробовали на зуб.

 

В кают-компании парохода собрались комиссары н председатели судовых комитетов. Тихо. Только слышно, как тяжело выдыхают струи табачного дыма. Все молчали. Никто ничего хорошего не ожидал.

Читайте также

Что сейчас думает там в шлюпке

— Из-за четырех покойников на борту.

— Ну и что же? Не будьте суеверны.

— Не могу избавиться от неприятного чувства. Эти бедняги уже закончили свой рейс, а у нас еще все впереди, Лайтоллер.

— Что вы сказали?

— Ах, ничего.

Необыкновенные морские истории. Шлюпка тоже. Она словно привязана к пароходу.

Метеорологическое обеспечение торгового и рыбопромыслового флотов

О большой повседневной работе армии советских метеорологов, об их помощи народному хозяйству, об исследованиях, проводимых в институтах Гидрометеослужбы, говорится в книге академика Героя Советского Союза Е. К. Федорова «Часовые погоды», выпущенной Гидрометеорологическим издательством.