Воспитанием детей я занимаюсь в дни отдыха

Так я познакомилась с

— Да, профессия у меня действительно редкая, ведь я единственный лоцман-женщина в республике. — Синьора-лоцман улыбнулась. — А в семье никто не удивляется: муж моряк, сыновья тоже выбрали море. Старший Карлос — электрик на «Пабло Сандовал», том самом буксире, где раньше работала я, а младший Фаус-то — боцман на учебном судне «Пальмо Сориано». Так что некого мне удивлять в семье. А воспитанием детей я занимаюсь в дни отдыха, только это уже мои внуки — дети Карлоса. Я ведь уже бабушка.

На мой вопрос, сколько она провела судов в Гавану, сколько вывела и какое количество из них было под советским флагом, синьора Оркидия Перес, немного подумав, ответила:

— Сколько судов я провела за эти четыре года? Не знаю! Не веду счет. Может и зря. Были суда под разными флагами, но вот с советскими в моей морской судьбе связано многое. Когда я плавала помощником капитана на «Пабло Сандовал», швартовали мы к причалу дальневосточный теплоход. Я командовала в тот день буксиром, а на мостике советского судна был капитан Анна Щетинина Потом, когда советское судно было ошвартовано, меня пригласили подняться на борт. Так я познакомилась с женщиной-капитаном. Эта встреча укрепила мое желание стать лоцманом.

Советский теплоход «Верея» был первым судном, на который я поднялась практикантом-лоцманом, а танкер «Рафаэль» для меня особенно памятен. Капитан этого танкера подписал мне экзаменационный лист, дал путевку в новую профессию. «Рафаэль» был моим экзаменационным заданием на звание лоцмана. Я храню этот экзаменационный лист, вот только фамилию капитана сейчас не помню, забыла. Так что сами видите, с советскими судами связано мое морское становление.

 

«Восточный» прошел мимо маяка Морро, мимо набережной, мимо крепости Кабанья, замков Пунта и Фуэрса, мимо нескольких судов и отдал якорь на рейде Гаваны.