Пусть повреждения огромны

Действовать быстро энергично не

— Что значит невозможна? — гремел голос Белла.— Принимая во внимание величину и скорость «Титаника», подчеркиваю, скорость, мистер Смит, он обладал при столкновении ударной силой, равной силе семисот тридцати скорых поездов, вместе взятых. Эти предварительные расчеты я произвел уже заранее, на всякий, так сказать, случай. Понимаете?

— Машинное отделение свободно?

— Пока да.

Капитан положил трубку. Неужели пароход, его великолепный пароход, должен погибнуть? Нет, это невозможно. Пусть повреждения огромны, стальные переборки выдержат. Судно останется на плаву.

Появился Боксхолл.

— Господин капитан, все нижние носовые помещения находятся под водой. Четыре переборки выдавлены, там никого уже нельзя спасти.

— Сколько там осталось пассажиров? — спросил капитан почти шепотом.

— Много, капитан, очень много.

Снова зазвонил телефон. Из машинного отделения сообщили, что вода проникает в котельную, переборки вот-вот сдадут. Вода в котельной! Это конец! На глазах у всех с капитаном произошла разительная перемена. Смит подскочил к телефону.

— Погасить огонь в топках. Сирены, включить аварийные динамомашины!— Трубка с треском упала на вилку. Приказы ожидавшим офицерам следовали теперь быстро, один за другим:

— Спасательные команды к шлюпкам! Всех пассажиров с надетыми спасательными жилетами на палубу! Сперва спускать женщин и детей! Действовать быстро, энергично не взирая на лица и положение! Не допускать панических настроений. Скажите пассажирам, что дело идет об учебной тревоге. Только не говорите правды. Если люди потеряют голову, на спасение может рассчитывать только один из трех. Положение крайне серьезно!

Капитан пытливо оглядел всех. Поняли ли его офицеры, отдали ли они себе отчет в страшной опасности, в которой находился корабль? Они были потрясены неожиданной катастрофой. Некоторые до сих пор не верили, что над пароходом нависла смертельная опасность. Так глубоко укоренилось убеждение, даже среди судовых офицеров, что «Титанику» все под силу и он не может утонуть.

 

Только один из них понимал положение так же ясно, как капитан. Это был Мурдок. Он стоял в стороне. Его взгляд встретился со взглядом капитана. Через секунду Смит уже смотрел прямо перед собой.