У нас на борту произошел трагический случай

Прежде всего мы должны позаботиться чтобы из этой

Когда раздался стук в дверь его роскошной каюты, он стоял перед зеркалом и заканчивал вечерний туалет. Вошел капитан Смит:

— Простите, сэр, если помешал.

— Вы не мешаете, мой друг, входите. Три минуты в вашем распоряжении.

Он критически оглядел свой черный галстук.

— Что нового? Вы уже достигли максимальной скорости?

— Нет еще.

— Как работают машины?

Смит откашлялся.

— У нас на борту произошел трагический случай, сэр. Я считаю необходимым поставить вас об этом в известность.

— Вы заинтриговали меня, Смит. Вы говорите, трагический случай? Только без потери времени. Это было бы самое худшее.

— Загорелся угольный бункер. Мы вынуждены были закрыть его, чтобы предупредить распространение пожара и ликвидировать опасность для судна. При этом погибли четыре кочегара.

Бледное лицо Исмея на мгновение застыло.

— Чертовски неприятная история!

— Более чем неприятная, — раздраженно ответил Смит. — Четыре человека сгорели заживо, сэр.

— Да, да, вы уже говорили. Ужасно. Как все это могло случиться?

— В настоящее время это невозможно установить.

— Но судно вне опасности?

— Да, сэр.

— Прежде всего мы должны позаботиться, чтобы из этой истории ни-чегсгчне просочилось.

— Уже приняты меры, чтобы предупредить это.

— Что-нибудь еще, капитан? — Брус взялся за щетку, чтобы поправить прическу.

— Больше ничего, сэр, — кратко ответил капитан и собрался покинуть каюту.

— Прикажите выдать кочегарам дополнительную порцию виски, — бросил ему вслед Исмей.

«Титаник» миновал уже траверз западной оконечности острова Уайт. Пенистые волны кидались бесконечными рядами на нос корабля.

— Полный вперед!

Первый офицер смотрел на сгущающиеся сумерки. После долгого молчания он спросил Лайтоллера, несшего вахту вместе с ним:

— Вы хорошо себя чувствуете на этом пароходе, Лайтоллер?

 

— Да, но почему вы меня об этом спрашиваете?