Биография судна походит на главы из приключенческого романа

Они проложат дорогу Едва эти

Это туристы, прибываюшие из разных стран: из Франции и Италии — на черноморских теплоходах «Литва», «Латвия»; из ФРГ, Австрии, Чехословакии, Венгрии — на дунайском «Осетия». Нередко у причалов швартуются круизные суда разных стран.

Из года в год растет судооборот и пассажиро-оборот порта. Многообразна деятельность работников морского вокзала. Ведь через него ежедневно проходят тысячи различных людей. Портовики постоянно думают о том, как лучше принять, обслужить и отправить пассажиров.

Многое уже сделано, но предстоит сделать еще больше. И над этим работает коллектив Ялтинского порта.

Многое повидал на своем веку капитан «Даугавы» Паул Кристапович Брашкис, но в таких условиях вести судно ему еще не приходилось. «Ничего,— успокаивал себя Брашкис.— Как-никак впереди тральщик, сторожевики. Они проложат дорогу...»

Едва эти мысли промелькнули в голове, как ослепительная вспышка расколола ночь прямо по носу судна. В багровом пламени было видно, как, разламываясь пополам, уходит в воду головной тральщик.

На «Даугаве» еще не успели пережить случившееся, как огненный смерч разверзся по левому борту: не стало второго тральщика. Со сторожевика торопливо замигали вспышки ратьера: «Каждому следовать самостоятельно!..»

Судьба снова испытывала «Даугаву», хотя биография судна и без того походила на главы из приключенческого романа. Событий, выпавших на ее долю, с избытком хватило бы на добрый десяток самых неспокойных «жизнеописаний» других судов.

 

В конце прошлого века, когда судно сошло со стапеля, ему дали простое русское имя «Вера». С ним судно и встретило Октябрь в хмуром Хельсинки, тогда на мачте его вспыхнуло кумачовое полотнище.