На вахте — дублер капитана

Ложные представления о ледоколе

В ожидании вертолета, улетевшего на ледовую разведку, остановились. Ветер немного стих, и пошел небольшой снежок. Канал быстро сходился и вскоре перестал быть каналом. На вахте — дублер капитана Евгений Анисимович Вавилов, старый опытный моряк. У него удивительно спокойные манеры, выработанные за долгие годы плавания в арктических морях, а умные добрые глаза приветливы и чуть насмешливы.

— Вот досада,— говорю я ему,— пока возился с фотоаппаратом, вертолет улетел.

— А вы спуститесь на лед, оттуда можно сделать неплохие снимки. Только будьте осторожны, медведей не так уж много в этих местах, но бывают случаи — встречаются. Далеко не отходите и посматривайте. Мы тоже будем наблюдать, и чуть что — дадим гудок, а вы уж со всех ног летите к трапу.

Заметив, что я не очень тороплюсь уходить из рубки, он засмеялся и сказал:

— Ну ладно, идите, а то после моих напутствий у вас всякая охота пропадет спускаться на лед.

Не успел я сделать несколько снимков, как раздался гудок. Миг, и я на борту.

— Что, медведя заметили?

— Нет, вертолет возвращается. Сейчас пойдем.

Затрещал лед. Люди стояли по местам. Наш путь продолжался.

Опасно ли плавать на атомном ледоколе?

Этот вопрос возникает у многих, как только речь заходит об атомном ледоколе. В зарубежной прессе не раз появлялась «информация» о якобы погибших от лучевой болезни, о числе замененных экипажей и т. п. Ложные представления о ледоколе бытуют не только среди несведущих людей, но даже и среди некоторых моряков. На ледоколе есть так называемая служба радиационной безопасности, в задачи которой входит технологический и дозиметрический радиационный контроль как судна, так и внешней среды. Служба располагает специальной системой автоматического радиационного контроля, комплектом переносных приборов и лабораториями. Вот уже свыше десяти лет руководит этой службой А. Соколов. Представляем ему слово: «Основная часть экипажа, непосредственно обслуживающая ядер-ную энергетическую установку, работает на ледоколе со дня его постройки. За это время никто не заболел и, естественно, не умер от лучевой болезни. Ни одной замены экипажа по этой причине не было. Безопасность работы экипажа надежно обеспечивается специальным защитным комплексом. Очевидно, что если моряки живут вокруг реакторов по всём палубам и не заболевают при этом, то и сам ледокол не может быть в какой-то степени опасен как источник проникающей радиации для внешней среды».

 

А что скажет главный врач ледокола Н. Лисицин? «Я работаю на ледоколе с 1961 года. Обследование экипажа мы проводим два раза в год: перед навигацией и после. В моей практике не было случая профессионального заболевания, связанного с воздействием ионизирующей радиации на организм человека. У всех моряков рождались н рождаются нормальные и здоровые дети, а у некоторых и двойни. Так что всякие разговоры о вредности плавания на атомном судне совершенно необоснованны».