Наш красивый лозунг

— А мы сидим в этой консервной банке. Очень приятно, не правда ли?

— Вы заметили, был какой-то толчок?

— Не знаем, милый, что тебя толкнуло, может быть выпитое?

— Он прав, я тоже почувствовал толчок.

— Это был домовой, но он ошибся во времени. Еще нет полуночи.

— Оставьте эти шутки, они сейчас неуместны.

Один из танцующих приволок транспарант, висевший над входом.

— Вот что наделал ваш домовой. Наш красивый лозунг, который мы так любовно готовили, упал с крюка.

Однако вскоре эпизод был забыт, и танцы продолжались.

Вдруг кто-то заглянул в зал и громко закричал танцующим.

— Немедленно уходите отсюда, поступает вода!

Музыка оборвалась. У двери стоял матрос. Голова его была в крови. Брюки до колен мокрые. Прежде чем пассажиры успели расспросить его, он уже исчез. Наступило всеобщее замешательство. Все побежали к выходу. В проходах пассажиры увидели картину, приведшую их в ужас. Матросы, жестикулируя и громко крича, бежали по трапу. Многие были ранены. Поддерживаемые товарищами, они с трудом взбирались наверх. Большинство из них полуодеты, босиком, без курток и фуражек.

— Что случилось? Говорите же! — требовали пассажиры. Мертвенно бледный молодой моряк остановился и, задыхаясь, пытался что-то говорить:

— Если хотите спастись, бегите на палубу. Нас протаранило. Носовая часть судна разрушена... мертвые, много мертвых. Внизу уже все затоплено. Разбудите остальных.— Шатаясь, он побрел дальше.

Охваченные ужасом парни и девушки устремились к пассажирским помещениям.

— Вставайте, немедленно вставайте, выходите на палубу,— громко кричали они. Многие не могли понять в чем дело.

— Замолчите, пьяная банда, убирайтесь к черту, дайте людям спать,— отвечали им недовольные пассажиры и снова укладывались в постель.

Между тем проходы быстро заполнялись спорящими группами. Мало кто сомневался в правдивости сообщения о случившемся несчастье, но никто не представлял себе размеры и не верил в серьезность его.

 

У выходов из пассажирских помещений нижних палуб собрались толпы людей, стоявших в нерешительности со своим багажом. Подниматься наверх или ждать дальнейших распоряжений? Некоторые подняли на плечи детей, чтобы они не пострадали в толчее. Несколько пассажиров отправились куда-то уточнить обстановку. Вернувшись, они сообщили, что ничего нельзя понять. Перед трапом в помещение команды стоят постовые, которы» никого не пропускают и не дают никаких объяснений. Многие обратили внимание на то, что машины перестали работать. Внезапно прозвучал сигнал тревоги. Все споры сразу прекратились. Перепуганные насмерть люди хорошо знали, что означает этот непрерывный звон колокола. Ведь на каждой двери и на каждой лестнице светились табло с ярко-красной надписью «При сигнале тревоги немедленно освободить залы! Сохранять спокойствие! Неукоснительно следовать указаниям командования!»

Читайте также

Они испуганно смотрели на свой скарб

Почти одновременно появились команды матросов во главе с боцманом и заняли все выходы. Пассажиры с содроганием смотрели на непроницаемые лица моряков, на их кобуры с пистолетами на боку. Боцман остался стоять у главного пассажирского трапа перекрывая звон колокола и шум, он закричал:

Люди несчастье постигло

— Только кочегары.

— Идемте, мистер Белл.

В котельном отделении в зное пылающих топок, клубился тяжелый чад от горячего машинного масла, угольной пыли и пота. Кочегары, измазанные углем и сажей, энергично работали, чтобы насытить пылающие топки восемнадцати котлов. Сквозь вибрирующий грохот машин инженер Белл закричал:

Активная работа рационализаторов позволяет решать многие технические задачи

На теплоходе хорошо организована техническая учеба. Оборудован стенд технической информации, в нем широко представлены специальная литература, плакаты по электромеханической части, тематический план изобретателей и рационализаторов и др. Регулярно выпускается бюллетень «Рационализатор».

Машины больше не работают

Старший радист закончил выстукивание очередной телеграммы, после чего снял наушники.

— Конечно, слышал. Господин капитан, кажется, изволит пугать нас запоздалой апрельской шуткой.

Но Брайд совсем не склонен был шутить. Он вскочил и выбежал на палубу, но через короткое время вернулся.

— Филипс, машины больше не работают. Вокруг виден лед.

— А еще что?