Они испуганно смотрели на свой скарб

Он умолял чтобы ему разрешили

Почти одновременно появились команды матросов во главе с боцманом и заняли все выходы. Пассажиры с содроганием смотрели на непроницаемые лица моряков, на их кобуры с пистолетами на боку. Боцман остался стоять у главного пассажирского трапа перекрывая звон колокола и шум, он закричал:

— Всем пассажирам немедленно надеть спасательные жилеты и отправиться на палубу! Багаж оставить1 Сохранять спокойствие и порядок. Нет никакого повода для беспокойства.

— Никакого повода для беспокойства, сказали вы? Что же тогда произошло? — закричали со всех сторон.

— Небольшая авария. Рейс скоро будет продолжен.

— Зачем же тогда идти на палубу? Да еще со спасательными жилетами?

— Простая мера предосторожности, больше ничего.

— Ложь! Мы хотим знать правду, скажите нам правду.

— Ничего другого я не могу вам сказать. Будьте благоразумны. Группами вперед!

У подходов к трапам скопились люди. Они испуганно смотрели на свой скарб, который должны были здесь оставить. Один старик не хотел расстаться со своим добром. Он умолял, чтобы ему разрешили взять его, это единственное, чем он располагает. Его с руганью оттеснили в сторону.

Сигнал тревоги продолжал звучать над толпой. Родственники звали друг друга. Кто-то затеял драку, дети плакали, женщины громко рыдали.

— Вперед, вперед,— подгонял боцман. Боже мой, думал он, сколько нужно времени, чтобы привести в движение такую массу людей.

Страшный многоголосый крик заставил оцепенеть всех: «Вода, вода!»

Толпа у выхода отпрянула назад. Передние, как помешанные, выпучили глаза на потоки воды, которые низвергались из помещения для команды и теперь устремились на людей, заливая им ноги.

 

— Вперед, вперед. Не останавливаться. Через воду,— неистовствовал боцман. Новый крик. На сей раз с другой стороны. Молодая женщина показывала на палубу. Ее сперва не поняли и решили, что она потеряла рассудок. Но нет... Вскоре все увидели, как трещал и гнулся толстый деревянный настил. Как шумела и клокотала под ним вода! Внезапно палуба громко треснула, и путь для напирающих масс воды был свободен.